Государственная модель телевещания - Беспалова А. Г., Корнилов Е. А., Короченский А. П. и др. История мировой журналистики

Государственная модель телевещания. Телевидение, полностью управляемое и контролируемое государственными чиновниками, в Западной Европе появилось в послевоенный период. Во Франции после второй мировой войны телевидение оказалось под плотным контролем голлистской госбюрократии. Лишь гражданские волнения 1968 г. заставили президента Де Голля пойти на некоторые реформы телевидения (например, позволить использование коммерческой рекламы в качестве источника финансирования). После прихода к власти правительства французских социалистов в начале 1980-х гг. была изменена законодательная база ТВ Франции, позволившая частично приватизировать государственные вещательные службы, а часть из них трансформировать в общественные.

Государственная модель вещания является преобладающей в телевидении азиатских, арабских и африканских стран. В Алжире телевидение появилось в 1950 г. Но первоначально передачи представляли собой лишь ретрансляцию передач телевидения метрополии – Франции. Эта арабская страна фактически была лишена собственного телевидения вплоть до достижения независимости. В 1960 г. телевидение появилось в Египте, а через два года – и в Марокко, Тунисе, других арабских странах.

Тунис первым среди стран Магриба стал в начале 1980-х годов обладателем коммерческого телеканала, который был создан при французском экономическом и техническом содействии в дополнение к государственному каналу. При этом более половины используемой этим франкоязычным каналом информации поступало из Франции. По аналогичной схеме был создан коммерческий канал и в Марокко Французское участие было решающим и при создании первого марокканского спутникового канала.

В бывших колониях Великобритании телевидение появилось раньше, чем в других регионах африканского континента. Первой страной Африки к Югу от Сахары, начавшей телевещание, стала Гана. Здесь телевидение было создано в 1959 г. Наиболее интенсивно развивалось телевещание в Нигерии, где первые передачи вышли в эфир в г. Ибадан за год до достижения независимости – в 1959 г. Появившееся в Западной Нигерии телевидение распространилось по стране в шестидесятые-семидесятые годы. Были созданы телецентры в Лагосе и во всех крупных региональных центрах страны. Сформировалась децентрализованная система государственного телевещания. Одной из первых в Африке Нигерия обрела в 1974 г. цветное телевидение. В шестидесятые годы, после ухода британских колонизаторов, телепередачи начались в Кении, Замбии и других государствах. Особенно много телецентров появилось на континенте в 1963 г.

Во «франкофонной» Африке впервые телепередачи начали транслироваться с 1963 г. в Браззавиле (Конго), где был построен телецентр при техническом содействии Франции. Вскоре телевидение было создано и в Сенегале, Габоне, Кот Д'Ивуаре, некоторых других бывших французских владениях.

Наибольшие сложности и проблемы в создании собственных телекомпаний встретили бывшие португальские колонии. Затянувшееся до середины 1970-х годов колониальное правление Португалии, социально-экономическая отсталость стали препятствием на пути создания национальных телецентров. Поэтому, например, в Анголе первые регулярные передачи начались лишь в 1974 г.

Становление национальных телекомпаний на континенте, требующее немалых капиталовложений, было осложнено дефицитом средств, политической нестабильностью, характерной для многих молодых государств. Национальное руководство порой сознательно откладывало сроки создания телецентров, полагая, что из-за нехватки средств, неразвитости технической и профессиональной базы собственного телевизионного производства африканское телевидение неизбежно превратится в канал западного политического и культурного влияния. В результате телевещание в ряде стран было организовано намного позже завоевания независимости (так, в Камеруне, Мали – только в 1980-е годы).

В условиях Африки, при наличии большого количества неграмотных и малограмотных, слабом развитии периодики, телевидение (наряду с радиовещанием) могло бы стать весьма важным каналом массовой информации. Но количество владельцев телевизоров в Африке все еще невелико. В начале 1990-х годов их количество на континенте не превышало одного процента от общемировой численности наличных телеприемников. Так, в Анголе при населении 9 млн. чел. в первой половине 1990-х гг. имелось только 110 тыс. телевизоров. И сегодня телевизоры являются роскошью для многих африканцев, особенно проживающих в сельской местности, где нет электричества. По причине маломощности передатчиков, отсутствия ретрансляционных сетей телепередачи охватывают в основном население крупных городских центров и их окрестности – в то время как значительная часть населения стран континента проживает в сельской местности.

В результате телевидение по-прежнему остается элитарным средством массовой информации в подавляющем большинстве африканских государств, где телезрителями являются преимущественно материально обеспеченные образованные горожане, составляющие меньшинство населения. Использование в телепередачах языка бывшей метрополии делает их недоступными для многих африканцев, не владеющих европейскими языками.

В большинстве стран тропической Африки деятельность телекомпаний финансируется и контролируется государственными структурами. Распространена практика взимания абонентской платы с владельцев телевизоров, частично покрывающая расходы на поддержание телевещания. Отмечается зависимость ТВ Африки от источников иностранной финансовой и технической помощи, производителей и поставщиков телевизионного оборудования.

Неразвитость местного предпринимательства, отсутствие стабильного рекламного рынка в молодых африканских государствах оставляли мало надежд на создание собственными силами частных коммерческих телекомпаний и на их эффективное функционирование. К тому же в Африке опасались, что старт частного коммерческого телевидения будет сопровождаться возвращением в бывшие колонии западных медиакорпораций.

С первых лет существования африканское телевещание было заполнено программами иностранного производства, в основном импортированными из бывших метрополий и США. Необходимость импорта телевизионной продукции в условиях дефицита средств породила такую форму кооперации африканских телекомпаний, как приобретение права на демонстрацию иностранных программ «вскладчину», когда вещательные организации нескольких стран объединяются для совместной закупки сериалов и других видеоматериалов, которые затем поочередно транслируются по национальным каналам.

Предпринятые усилия по расширению национального производства программ привели к тому, что в ряде стран – Нигерии, и др. – доля собственных программ в общем объеме вещания увеличилась до 60–70%, в основном за счет информационных, культурно-развлекательных, спортивных и образовательных передач.

Однако в целом доля импортируемых программ западного производства в общем объеме трансляции многих африканских телекомпаний продолжает оставаться высокой. Это особенно проявляется при освещении международных новостей. Африканские телекомпании, в подавляющем большинстве своем не имеющие зарубежных корпунктов, вынуждены пользоваться новостными материалами западных служб теленовостей. Это вызывает обеспокоенность правящих кругов и общественности: ведь создававшееся на волне антиколониального движения африканское телевидение изначально должно было служить целям национального самоутверждения и консолидации, политической и социальной модернизации, повышения престижа молодых государств в Африке и мире. Поиск культурной и идеологической самобытности освободившихся народов, многие из которых ранее не имели своей государственности, сопровождается попытками выработать самостоятельную информационную политику, в частности, стратегию вещательной деятельности, которая максимально отвечала бы национальным интересам и специфике африканских обществ. Добиваясь этого, африканские страны создали независимую систему обмена телевизионными программами – «Afrovision». Построенная по аналогу с «Eurovision» («Евровидением»), эта система позволила африканским телекомпаниям обмениваться между собой видеоматериалами, отражающими жизнь стран континента. Телесюжеты распространяются на безвозмездной основе, что весьма важно для телевизионных организаций, действующих в условиях постоянных бюджетных ограничений.

Со второй половины 1980-х годов, в связи с удорожанием телевизионных технологий и необходимостью технического перевооружения телецентров, африканские государства все более склоняются к использованию коммерческих подходов к развитию телевещания. Однако слабое развитие инфраструктуры ТВ, крайне недостаточная обеспеченность населения телевизорами, узость внутреннего рекламного рынка многих африканских государств не позволяет рассчитывать на доходы от коммерческой рекламы как основной источник финансирования телевещания, хотя значение этого источника существенно повысилось за два последних десятилетия. Так, в Кении – стране с довольно развитыми рыночными отношениями – лишь меньше половины ежегодных расходов национального радио и телевидения покрывается за счет финансовых поступлений от рекламодателей. Для менее благополучных стран континента характерен перманентный дефицит бюджета вещательных организаций, неспособных поправить свои дела за счет роста рекламных поступлений.

В Африке распространена практика взимания абонентской платы с пользователей телевизорами. Однако взимаемой со зрителей абонентской платы, как правило, недостает для полноценного финансирования вещательной деятельности. Довольно обычной является ситуация, когда телезрители уклоняются от внесения абонентской платы. И это неудивительно: нередко уплата абонентских сборов под силу только зажиточным африканцам. Например, в Зимбабве в середине 1990-х годов она была эквивалентна 10 дол. США в год за пользование черно-белым телевизором и 120 дол. США в год – цветным телевизором. В Конго же ежегодная абонентская плата равнялась примерно 20 дол. США.

Тенденции дерегулирования вещания. Под предлогом растущей диверсификации вещательных организаций в США (а затем и в странах ЕС) в 1980–1990-е годы все большее распространение получают идеи дерегулирования – постепенной отмены законодательных ограничений и административных предписаний, оказывающих регулирующее воздействие на отношения собственности в секторе электронных СМИ и на вещательную деятельность в целом. Основной смысл дерегулирования заключается в углублении рыночной либерализации вещания, в сокращении роли государственных регуляторов и в усилении регулирующего значения рыночных факторов. Дерегулирование сопровождается отменой многих ограничений, введенных с целью не допустить чрезмерной концентрации медийной собственности и монополизации рынков. Практическая реализация политики дерегулирования объективно способствует повышению доли крупных корпораций в общем объеме доходов от вещательной деятельности.

Если в 1940-е годы в собственности одной американской компании могло находиться не более трех телестанций, а после 1953 г. – не более пяти, то в 1984 г. собственникам было позволено иметь уже по 12 станций. С 1996 г. разрешено владеть неограниченным количество станций – при условии, что каждая из них будет охватывать не более 35% обслуживаемого ею рынка. В свою очередь, ограничения на владение радиостанциями также постепенно смягчались: от 7 средневолновых и 7 ультракоротковолновых станций (в 1940-е гг.) до 20 станций каждого из названных вещательных диапазонов (в 1994 г.) – пока не были окончательно сняты в 1996 г.

На очередном этапе дерегулирования, который стартовал в США в 1996 г. в связи с принятием нового закона о телекоммуникациях, существенно усилились процессы консолидации медийной собственности, создающие реальную угрозу принципам, которым традиционно стремилось соответствовать американское вещание: конкуренции, многообразия, привязке к информационному обслуживанию местных сообществ, поддержания открытого «рынка идей». В результате отмены былых ограничений на собственность в вещательном секторе медиаконгломераты стали владельцами сотен радиостанций по всей территории страны. Одна лишь компания – Clear Channel – превратилась в собственника более чем 1200 станций. Одновременно почти треть прежних владельцев лишилась своих станций, которые перешли под контроль более мощных в экономическом отношении корпораций. На большинстве местных радиорынков установилась весьма далекая от свободной конкуренции ситуация олигополии – раздела рынка на основе договоренности немногочисленных присутствующих на нем субъектов – вещателей.

Радиовещательные организации, оказавшиеся в руках крупных владельцев, во многом утратили традиционную привязку к местным сообществам. Побуждаемые стремлением к сокращению производственных расходов и достижению максимальной прибыли, корпорации-собственники побуждают местные станции использовать все больше программ, произведенных и распространяемых в централизованном порядке. В результате содержание радиопередач во все большей степени свидетельствует об отдалении вещателей от той локальной социальной среды, в которой живут слушатели – и, соответственно, от освещения местных новостей и проблем, которые непосредственно затрагивают аудиторию. Местные сообщества оказывают все меньше влияния на содержание радиовещания: так, несмотря на протесты педагогов и родительской общественности, передачи приобретают налет все большей агрессивности, оказывая неблаготворное влияние на детей. Другим следствием коммерческой централизации является тенденция к усилению однообразия в содержании передач.

В декабре 2002 г. ряд американских общественных организаций и экспертов в области СМИ обнародовал «Призыв к медиадемократии» в ответ на попытку FCC свернуть многие ограничения в процессе дерегулирования3. В призыве отмечалось, что решение Федеральной комиссии по коммуникациям отменить запрет на одновременное владение вещательной станцией и ежедневной газетой, если они действуют в одном и том же рынке, создаст угрозу общественным интересам. Сообщества граждан рискуют оказаться перед фактом, что и единственная в их местности газета, и местная телекомпания будет принадлежать одному и тому же владельцу.

Монополизм и отсутствие конкуренции негативно скажутся на качестве информирования.

Комиссия вознамерилась отменить также и запрет на одновременное владение двумя телестанциями, охватывающими один рынок; на слияние ведущих телесетей ABC, CBS, Fox и NBC; снять ограничение, предусматривающее, что вещательные станции, находящиеся в собственности одного владельца, не должны охватывать своими передачами более чем 35% американских семей. Эти намерения также подверглись осуждению со стороны общественности – как и меры, стимулирующие слияния медийной собственности и рост обширных медийных «цепей», включающих в себя газеты, телекомпании и радиостанции, поскольку это неизбежно приводит к ухудшению освещения местных событий, к созданию препятствий для доступа различных групп общественности к СМИ и обеднению содержания массмедиа. Что, в свою очередь, создает угрозу демократическому строю, поскольку независимые, критичные и подлинно представительные СМИ имеют ключевое значение для развития здоровой демократии. Без них граждане лишаются средств контроля над властью и участия в общественных дебатах, в выработке национальной «повестки дня».

Один из членов Федеральной Комиссии по коммуникациям – М. Коппс – также выступил с предостережением об опасности грядущей тотальной консолидации медийной собственности: логика дерегулирования может привести к ситуации, когда всего одна компания станет управлять практически всеми массмедиа в том или ином регионе, контролируя имеющиеся там радиостанции и телекомпании, газеты и кабельные системы. Тем, кто верит, будто Интернет может спасти от этой участи, Коппс напомнил о том, что доминирующие в Интернете источники новостей принадлежат тем же самым компаниям, которые контролируют радио, ТВ, газеты и кабельное вещание4.

Спутниковое телевидение. Запуск в июле 1962 г. коммуникационного спутника Teistar, разработанного американской корпорацией АТТ, открыл эру космического телевидения: благодаря ему стали возможны прямые телетрансляции между США и Европой. Развитие спутникового вещания в международном масштабе потребовало объединения усилий и средств различных государств мира. В 1960-е – 1970-е годы формируются международные организации спутниковой связи, обеспечивающие вывод на орбиту коммуникационных спутников и их эксплуатацию, а также предоставление в аренду каналов космической связи вещательным организациям тех стран, которые не имели необходимых для этого технологий. Так были образованы Intelsat – международный консорциум при участии 106 стран, находящийся под контролем корпорации «Комсат», близкой к правительству США, Eutelsat – организация европейской космической связи, объединившая коммуникационные ведомства 40 стран Европы и соседних с ней регионов, а также Интерспутник – учрежденная в 1973 г. организация, обеспечивавшая спутниковые коммуникации 14 стран советского блока.

На заре развития космического телевидения для приема передач со спутников связи требовались громоздкие и дорогостоящие наземные комплексы. Чтобы телевизионная «картинка», переданная из космоса, появилась на экране домашнего телевизора, сигнал со слабомощного спутникового передатчика принимался наземным комплексом, а затем ретранслировался по каналу эфирного ТВ или кабельной телесети. Громоздкость, дороговизна и ненадежность первых систем космического ТВ объясняют их ограниченное использование: так, в 1965 г, по линии Intelsat были проведены прямые телевизионные трансляции общей продолжительностью всего лишь 80 часов.

В результате технического усовершенствования коммуникационных спутников, существенного увеличения мощности генерируемого ими сигнала и изобретения в середине 1970-х годов американским инженером Т. Хауардом компактного приемного устройства, которое позволило принимать телепередачи со спутников, были созданы предпосылки для обеспечения просмотра программ космического ТВ индивидуальными пользователями. Но широкое распространение непосредственного доступа к космическому ТВ сдерживалось из-за технического несовершенства первых индивидуальных приемных устройств и их высокой стоимости. К тому же для применения наземной приемной станции требовалось получить специальное разрешение Федеральной Комиссии по коммуникациям и пройти сложную процедуру оформления. Вследствие этого в 1980 г. в США в индивидуальном пользовании находилось лишь около двух тысяч индивидуальных спутниковых приемных устройств стоимостью до 10 тыс. долл. каждое.

С середины 1980-х годов начинается период массового распространения непосредственного спутникового телевизионного вещания, не требующего постройки дорогостоящих наземных приемных комплексов и позволяющего принимать сигнал на небольшие и недорогие индивидуальные приемные устройства, оснащенные параболическими антеннами – «тарелками». В 1984 г. ограничение на использование этого оборудование было снято, и уже в следующем году в США ежемесячно устанавливалось до 60 тыс. индивидуальных приемных устройств. В течение нескольких лет населению было продано 2,5 млн. приемных станций. Массовое производство усовершенствованных устройств по приему спутниковых телепередач позволило сделать их более компактными и дешевыми: средняя цена одного комплекта составляла в середине 1980-х годов уже примерно 2500 дол. – и затем неуклонно снижалась.

Быстрыми темпами шло формирование массовой аудитории непосредственного спутникового ТВ. В 1990-е годы прямой доступ к космическому телевидению имели уже миллионы американцев и европейцев. Так, в Европе к концу десятилетия свыше 10 млн. семей были обладателями индивидуальных приемных спутниковых устройств, лидерами же по их распространению стали Германия и Великобритания. Аудитория спутниковых каналов непрерывно расширялась также за счет телезрителей, получавших программы космического ТВ в трансляции по кабельным сетям и эфирным каналам.

CNN International – глобальная служба теленовостей. Первоначально телекомпания Cable News Network (CNN), созданная американским бизнесменом Тэдом Тернером в 1980 г., вела спутниковые передачи, предназначенные для транслирования по кабельным сетям США. Вплоть до 1985 г., ставшего переломным в истории телекомпании (когда CNN превратилась из убыточной в прибыльную службу новостей), передачи адресовались преимущественно американской аудитории. С началом вещания на Европу в сентябре этого года разворачивается инфраструктура CNN International как службы телевизионных новостей с глобальным масштабом деятельности.

К 1985 г. CNN располагала девятью корпунктами на территории США и зарубежными бюро в Риме, Лондоне, Каире, Иерусалиме, Найроби, Франкфурте-на-Майне и Москве. На следующий год количество бюро увеличилось до 18, а в 1991 г. достигло 29. В 1989 г. было начато вещание на Западную Европу через спутник Intelsat в формате PAL. Первоначально передачи принимались в штаб-квартирах крупных европейских телекомпаний и в диспетчерских студиях кабельных сетей, а также в 1550 международных отелях люкс во многих странах мира. Благодаря использованию коммуникационных возможностей советского спутника связи CNN расширила зону приема своих передач, ее программы в конце 1980-х годов распространялись на 89 государств мира. Передачи CNN стали доступными в странах Африки, Ближнего Востока, Индостана и Юго-Восточной Азии.

По сравнению с другими телекомпаниями, которые готовили один основной вечерний выпуск новостей, круглосуточная новостная служба CNN имела преимущества, которыми не располагали конкуренты. Особенно наглядно эти преимущества проявлялись в ходе освещения кризисных ситуаций мирового значения в форме прямого репортажа с места событий. В таких случаях происходящее отражается от начала и до конца в режиме реального времени (примером может служить освещение бомбардировок иракской столицы в 1991 г. или октябрьских событий 1993 г. в Москве). Оснащенные компактным спутниковым приемно-передающим оборудованием, мобильные репортерские группы CNN обычно передают с места событий телевизионную «картинку» с нескольких камер, что позволяет сформировать впечатление полноты отображения разворачивающихся драматичных процессов. Манера освещения событий, применяемая репортерами CNN, создает у телезрителя эффект особой достоверности репортажа: происходящее почти не комментируется, отсутствуют обобщения, превалирует четкий подробный отчет о том, что происходит в зоне видимости телекамер. Не случайно, что после начала прямых репортажей из Ирака, организованных CNN во время войны в Персидском заливе (1991 г.), количество зрителей, постоянно смотрящих передачи этой телекомпании, возросло вдвое.

Успех концепции CNN как круглосуточной службы теленовостей побудил конкурентов применить аналогичные схемы при создании новостных каналов. В 1995 г. появился испаноязычный аналог CNN International – проект «Telenoticias», реализованный консорциумом испанских, испано-американских и латиноамериканских телекомпаний. В 1996 г. корпорация Р. Мердока «News Corp.» запустила в США канал Fox News, передающий новости 24 часа в сутки. Корпорациям «Майкрософт» и NBC принадлежит еще один круглосуточный новостной кабельно-интернетный телевизионный канал – MSNBC, созданный в 1996 г.

Конкурентами CNN стали и многочисленные спутниковые службы новостей, образованные в разных регионах мира в 1990-е годы и в начале нового века. Появление служб новостей, конкурирующих с CNN не только в США и Европе, но и в других регионах мира, существенно осложнило положение компании – первопроходца в области глобального новостного космического ТВ. В 1997 г. передачи CNN смотрели в 170 млн. семей в 210 странах мира. Затем наблюдалось постепенное, но существенное сокращение зарубежной аудитории CNN International. И не только из-за усиления конкуренции с другими новостными службами, удорожания международного сбора информации и производства программ, нестабильности рынка рекламы, необходимости организации многоязычного вещания на разные регионы мира (с сентября 1997 г. CNN International вещает по пяти отдельным каналам, специализированным по региональной ориентации). Эти трудности испытали все компании – производители международных теленовостей. Потеря позиций произошла в значительной степени вследствие просчетов в управлении CNN, приведших к утрате ряда оригинальных наработок, определявших своеобразие ее программной политики – например, еженедельной передачи «Всемирный репортаж», которая состояла из видеоматериалов, предоставляемых телекомпаниями многих стран мира.

В последние годы телекомпания часто подвергалась критике в американской и мировой прессе. Ставится под сомнение роль CNN как глобальной информационной организации: несмотря на декларируемые попытки снизить долю новостей из США, телекомпания по-прежнему уделяет им преимущественное внимание, мировые же текущие события продолжают рассматриваться в основном с американской точки зрения и отображаются в американском стиле. Почитатели CNN International в разных странах мира были разочарованы тем, как телекомпания освещала в 2001 г. военную акцию США и их союзников против афганских талибов – впервые за многие годы ее съемочные группы не присутствовали непосредственно на месте кризисных событий мирового значения: вместо CNN прямые репортажи из Афганистана вел катарский спутниковый канал «Аль-Джазира» (JSC). Чтобы восстановить свое влияние и репутацию, особенно сильно пошатнувшиеся в ближневосточном регионе, CNN открыла новое бюро в арабском мире в дополнение к существовавшим ранее четырем корпунктам в Каире, Иерусалиме, Бейруте и Багдаде и создала мощный Интернет-сайт на арабском языке.

Новатор в области телевизионного бизнеса, основатель CNN Тэд Тернер, в 1996 г. продал свою телекомпанию концерну «Time Warner» (по мнению некоторых экспертов, эта продажа была вынужденной). После слияния в 2000 г. «Time Warner» с крупнейшим Интернет-провайдером – корпорацией AOL Тернер стал вице-президентом образовавшегося мегаконцерна, обладая немногим более трех процентов его акций. В последующие годы в прессе неоднократно появлялись сообщения, что он недоволен информационной политикой «AOL-Time Warner» и своей (во многом символической) ролью в его управлении. В начале 2003 г. Тернер принял решение оставить пост вице-президента этого концерна и фактически уйти из большого бизнеса.


8168601948274656.html
8168727995334056.html
8168798407514237.html
8168886706520012.html
8168952108837562.html