О разделении Русской Церкви - страница 5

^ Меры привлечения.
 

Оснований к таким варварским приемам, к которым прибегал Никон и его сподвижники, насаждая новшества, едва-ли мы найдем в священном Писании и святоотеческом учении, наоборот, если мы обратимся к священному Писанию, апостольскому и святоотеческому учению, то мы найдем здесь только отрицательное отношение к такому способу "Увещания заблуждаюшихся". Господь наш Исус Христос, говоря своим ученикам об ослушниках Церкви, что они да будут как язычники и мытари, не присовокупляет к этому, что они, как таковые должны быть и преследуемы или даже ненавидими. Он дает совершенно другое наставление: "Любите, - говорит Он, - враги ваша, благословите кленущия вы, добро творите ненавидящим вас и молитеся за творящих вам напасть и изгоняющих вы" (Матф. 5, 44).

Ему не было угодно, чтобы таковые преследовались или подвергались гонениям. Один святый молился Господу, чтобы Он погубил еретиков, и Господь сказал ему: "Карпе, второе хощу за них (еретиков) распятися" (Пролог, 17-го мая). Этот ответ Господа показывает, что преследование иномыслящих - дело не согласное с Его Божественной волей. Относительно этого Спаситель прямо и решительно высказался во время своей жизни. Когда жители Самарии не хотели принять Его, то апостолы сказали: "Господи, хочешь-ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как Илия сделал? Исус Христос, обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа" (Лука. IX, 54-55). Свой взгляд против насилия Он изложил и в притче о плевелах. "Хощешь-ли убо, - спрашивали рабы Господина, - да шедши исплевши я? И Господин отвечал: Ни... оставите расти обое купно до жатвы" (Матф. XIII, 30). Св. Иоанн Златоуст в изъяснении этой притчи говорит: "еретики убивать не должно... Если хочешь, чтобы они были наказаны, и при том без повреждения пшеницы, то ожидай определеннаго к тому времени". Это учение Исуса Христа должно быть вечной основой в отношении иномыслящих. "Внушенное Исусом Христом. Его непосредственным ученикам, - читаем в одной прекрасной книге, - составляет общеобязательное правило и для всех их приемников, всех мест и времен, запрещая меры преследования и насилия в делах веры. Спаситель, тем самым, указывает одну из самых характеристических принадлежностей христианской религии. Она должна быть принимаема человеком свободно, а не в силу какого либо принуждения, или своекорыстнаго разсчета. Вера по самому ея существу есть свободнейший акт духа... поэтому то православно-христианская церковь, в лице всех лучших пастырей и предстоятелей ея, всегда была против употребления насильственных мер в деле привлечения иноверующих к христианству или удержания в недрах Церкви отпавших от нея почему либо Православно-христианская Церковь не запятнала себя преследованиями и гонениями иноверующих" (Проф. Гусев, "Религиозность, как основа нравствен.", стр. 76).

Прекраснейший образец отношений к иномыслящим находим мы у оо. св. Карфагенскаго собора: "Подобает кротко и мирно приближатися и беседовати к донацианам, аще и отсецаются сами от Церкви", - постановляли это святые отцы в отношении "бешеных" (как названы они в истории) еретиков-донатистов. Причем следует отметить, что такое мирное отношение к ним отцы Карфагенскаго собора проповедывали тогда, когда эти еретики относились к православной церкви с полной враждебностью и ненавистью. Вот что известно об этих еретиках: "Имея недостаток в духовном оружии для борьбы с Церковию, донатисты призвали на помошь циркумцеллионов и подстрекали их открыто грабить и убивать православных на дорогах, нападать на них в домах и при отправлении богослужения и причинять им всевозможныя притеснения. Особенно опасно было положение православных клириков, как главных борцов с расколом... Когда православный клирик попадался в руки циркумцеллионов, то они или брали с него обещание на будущее время ничего не говорить против раскола, или же жесточайшим образом мучили и лишали жизни. Особенно жестоко мстили донатисты православным епископам. Вот какое варварство проявили донатисты в отношении к православному багайскому епископу Максимиану. Они напали на него днем, когда он был в алтаре пред престолом, разломали престол, под которым он думал укрыться, и били его палками и осколками престола до тех пор, пока пол около него покрылся кровью... После этих мучений, донатисты на некоторое время оставили Максимиана. Но спустя несколько времени, снова схватили его, били, и когда наступила ночь, бросили его в яму, наполненую нечистотами" (Н. Кутепов. "Раскол донатистов", стр. 156, и Бароний, лета Господни: 362-411).

Следовательно, донатисты поступали с православными во всем так, как Никон и его последователи. И тем не менее отцы Церкви не мстили им, не преследовали их в свою очередь, не прибегали к насилию над ними, напротив, - с кротостию заботились об их спасении; убеждали и свои паствы быть миролюбивыми и снисходительными к этим еретикам. Вот какими преисполненными мира и любви к заблуждающимся словами убеждал блаж. Августин свою паству: "Увещеваю вашу любовь, дражайшие мои, - говорил этот блаженный отец, - оказывать в отношении к ним (донатистам) христианскую и православную кротость... Церковь просит тебя: переноси, если Церковь порицают. Молчи тогда, когда будут поносить, епископа. Как они могут опозорить твоего Бога? Если ты услышишь это, то не должен ли слышать Он! Если ты знаешь это, то не должен ли знать это Он? И однако солнце его сияет на злыя и благия и дождит на праведныя и неправедныя (Матф. 5, 45). Он показывает терпение и до другого времени отлагает свою власть. Поэтому не воздавай дурным словам за дурное, но молись за них! Отвечай твоему противнику, хотя он ненавидит тебя и выражает к тебе свое презрение. Отвечай ему: ты - мой брат! Скажи ему: ты очень злой и сварливый брат, однако ты мой брат, потому что ты молишься так же, как и я: "Отче наш, иже еси на небесех" (Кутепов, "Раскол донатистов"). "Никого не должно, - писал в другое время тот же св. отец (Августин) принуждать к единению со Христом: должно действовать словом, опровергать разсуждением, поражать силою убеждения. чтобы в противном случае открытых еретиков не обратит в православие только по наружности". Точно такое же наставление писал и св. Игнатий Богоносец своему ученику Поликарпу: "переноси присутствие всех, - писал он, - как и тебя переносил Господь; терпи всех во имя любви, если хочешь, чтобы Господь терпел тебя". "Надо, - писал и Тертуллиан, - чтобы вера была свободна, а не внушена силой" (1 апол.) Великий светильник Церкви св. Иоанн Златоуст также отрицательно относился к насилиям: "Христианам, - говорил он, - не дозволяется уничтожать заблуждения принуждением и силой: они могут вести людей только убеждением разумом и любовью" (твор. том. 1, стр. 503).

"Истинной религии свойственно, - писал и св. Афанасий Великий, - не принуждать, а убеждать, потому что Господь не принуждал, а оставлял всякому свободу и обыкновенно говорил, обращаясь ко всем: если кто хочет итти за мною, последуйте, а обращаясь к непосредственным ученикам, когда некоторые из слушателей удалялись от Него, спрашивал: не хотите ли и вы уйти?.. Не оковами, не мечом и не вооруженною рукою проповедуется и защищается истина, но убеждением и советом". Известный поборник православия св. Феодор Студит также писал: "Нам не позволительно не только убивать еретиков, но и желать им зла... Нужно молиться о них, как показал Сам Господь во время страдания, сказав к Отцу своему: "Отче, отпусти им грех, ибо не знают, что делают. "Начальствующие над телами, т. е. светския власти, имеют право наказывать виновных в преступлениях, касающихся тела, а не тех, которые виновны в делах духовных, ибо это принадлежит управляющим душами, т. е. пастырям Церкви, которым свойственно наказывать отлучениями и другими эпитимиями" (Письмо к ефесскому епископу Феофану).

Высказанное св. Феодором Студитом повторялось иерархами православной Церкви до самого падения Византийской империи. Так блаженный Феофилакт, архиепископ болгарский, живший в XI веке, говорит следующее: "Богу не угодно, чтобы еретики были истребляемы оружием, а то вместе с ними пострадали бы и были бы истреблены и праведные". Обращаясь к отечественной церкви, мы видим, что даже в то самое время, когда в католическом мире свирепствовала инквизиция, наши архипастыри, как, например, Фотий, настаивают на том, чтобы стригольников и других еретиков отнюд не подвергали не только смертной казни, но и каким бы то ни было телесным истязаниям. Так же высказывался Нил Сорский и др. (Сравн. "Уроки и прим. Христ. любви", Дьяченко, стр. 128).

Из вышеприведенных свидетельств, достаточно ясно видно, что положительное учение Христовой Церкви, решительно воспрещает гонения и преследования иномыслящих.

Следовательно новообрядствущая церковь, издавая распоряжения, о гонении и казнении иномысляших в лице старообрядцев, шла в прямое противоречие, как священному Писанию, а также и учению святоотеческому.

8189996875319631.html
8190068506704680.html
8190113569987509.html
8190261558537562.html
8190367927619995.html